Внешняя политика России: в каких условиях придется действовать Путину

Новый мир, новые вызовы, меняющаяся дипломатия России. Российская внешняя политика после 7 мая глазами международных экспертов

Илья Бер, обозреватель РИА Новости.

После того, как 7 мая состоится президентская инаугурация Владимира Путина, он назначит премьер-министра, которым, как уже неоднократно заявлялось, станет Дмитрий Медведев. Премьер, в свою очередь, объявит состав нового правительства, в том числе и фамилию нового (или старого) министра иностранных дел.

Впрочем, основные направления внешней политики определяет президент страны, и он же принимает решения в этой сфере. Нужно ли со сменой президента ожидать каких-то изменений внешнеполитического курса России? РИА Новости опросили нескольких экспертов из-за рубежа о том, каким они видят положение нашей страны на международной арене сейчас, и каких трансформаций ожидают с возвращением Владимира Путина.

Иностранные политологи сходятся на том, что если и стоит ожидать изменений, то те будут связаны не со сменой президента. Они уверены, что в период президентства Медведева Путин и не отпускал нити внешней политики. Стилистические отличия у президентов были, но суть политики не менялась.

И все-таки перемен, связанных с объективным развитием международных отношений в мире, большинство экспертов ожидает.

Россия и ЕС: "основной вызов российской политики"

"Основная черта политики России - это реактивность. Россия вынуждена реагировать на быстро сменяющийся поток внешних событий, поэтому изменения будут с неизбежностью", - говорит ведущий научный сотрудник Международного института исследований проблем мира в Осло Павел Баев.

Баев считает, что Путин сейчас окажется в иной ситуации, чем Медведев при приходе к власти и чем сам Путин 8 лет назад. "России придется определяться по поводу заката Европы, по поводу очень серьезного ослабления Европейского союза, который был главным партнером и главным ориентиром, моделью… Это основной вызов для российской политики", - объясняет эксперт.

Для Баева очевидно, что кризис экономики Евросоюза глубинный и преодолеть его в короткие сроки не получится. Разобщенность в Европе, по словам норвежского политолога, создает для России некоторые дополнительные возможности. Но в то же время переплетение и хозяйственных механизмов, и капиталов, и культурных связей настолько плотное, что их кризис отзывается в России.

С Баевым согласен вице-президент Американского совета по внешней политике Илан Берман. Он тоже считает, что экономический кризис Евросоюза и ослабление ЕС - проблема для России. Путин, по его мнению, уже ищет новые векторы в международных отношениях, обращая свое внимание на Восток и Центральную Азию.

Директор берлинской неправительственной организации "Немецко-русский обмен" Штефан Мелле говорит, что, с одной стороны, экономические проблемы ЕС очевидны. Чего стоит только недавняя информация о том, что 25% населения Испании - безработные. Но, с другой стороны, привлекательность ЕС в качестве модели сообщества и внутреннего устройства все еще довольно сильна, по крайней мере, в России. Евросоюз, по словам политолога, по-прежнему на первом месте среди направлений, куда эмигрируют люди из России.

В смысле экономики и энергетической политики отношения между Россией и Евросоюзом строятся довольно гладко, считает Мелле. В первую очередь, это касается российско-германских контактов.

Зато по визовым вопросам, как свидетельствует эксперт, эти отношения скорее можно назвать тупиковыми. "Даже несмотря на принятие дорожной карты по облегчению визового режима, реальных шагов я пока не вижу", - говорит он.

В качестве объективных препятствий для этого немецкий политолог называет наличие в Европе серьезного скепсиса в отношении политической системы России. "Пока нет реальных выборов, пока нет реального плюрализма, пока нет реальной борьбы с коррупцией, Евросоюз будет тормозить визовый процесс", - уверен он.

Проблемы внутренней политики ставит на важное место применительно к политике внешней и профессор из Оксфорда Питер Оппенгеймер. Отношения с Англией, по его мнению, напрямую зависят от состояния демократии в России. Великобритания - самая старая демократия и по-прежнему считает себя моделью парламентского режима для всего мира.

"Для общего повышения статуса России среди других стран улучшение выборных механизмов и появление реальной цивилизованной оппозиции очень желательно, - уверяет ученый. - В Англии не понимают, зачем были нужны фальсификации на выборах, ведь больше половины населения России и так поддерживает Путина".

Оппенгеймер считает, что между Британией и Россией каких-то конкретных серьезных проблем нет, за исключением дела об убийстве Александра Литвиненко, в котором британская сторона по-прежнему подозревает Андрея Лугового. Но нельзя сказать, чтобы это было дело громадного стратегического значения.

По словам пожелавшего остаться неназванным аналитика из Бюро национальной безопасности Польши, радикальных изменений российской внешней политики в Польше не ожидают. Там надеются на повышение уровня доверия и прозрачности между нашими странами. Эксперт называет Путина политиком, с которым можно достигать договоренностей, которые обе стороны потом будут уважать.

Россия передала Польше секретные материалы о расстрелах в Катыни

Тем не менее, спорные вопросы и с Катынским расстрелом, и с крушением самолета президента Качиньского официальная Польша по-прежнему считает нерешенными. Она критикует Россию за закрытость, за отказ сотрудничать по Катыни со Страсбургским судом и за отказ раскрыть все существующие документы по этому делу и передать их европейским судьям. Та же история с докладом МАК по авиакатастрофе в аэропорту Смоленска. В отношениях с Польшей к этой позиции придется прислушиваться.

Россия и США: "кризис вокруг ПРО сдуется"

У американцев есть расхожая фраза о том, что, если есть проблемы дома, нужно заняться внешней политикой. Путин, по мнению Илана Бермана, воспользуется этой тактикой, потому что внутри России есть серьезные проблемы: демографии, межэтнических, межрелигиозных отношений.

Но есть и проблемы внешние - отношения с Евросоюзом, отношения с Соединенными Штатами и так далее. Путину, по его словам, нужно будет найти баланс между внутренними и внешними приоритетами.

Что касается взаимоотношений России с США, то Берман полагает, что с американской стороны "перезагрузка" пока что была очень односторонней. "Администрация президента Обамы уже дала много, например, сократила оружие массового уничтожения, но тональность взаимоотношений пока не поменялась", - говорит он.

Обама показал, что хочет качественных улучшений отношений с Москвой и будет над этим работать в течение своего второго срока, если таковой случится. Пока подобного стремления не видно со стороны кандидата Ромни. Поэтому, по мнению Бермана, для Кремля намного более выгодно, чтобы выиграл Обама. Республиканская администрация будет в большей степени нацелена на конкуренцию с Россией.

Противоположного мнения на этот счет придерживается Павел Баев. "Путину было бы приятнее, чтобы в Белом доме был новый человек, потому что Обама за эти годы много усилий и политического капитала вложил в налаживание диалога с Медведевым. - рассуждает политолог. - Даже если придет человек с идеями, для России сложными, Путину было бы легче выстраивать отношения с нуля".

Что касается традиционного камня преткновения в отношениях России и США, американской системы противоракетной обороны (ПРО) в Восточной и Центральной Европе, то Баев не считает этот вопрос определяющим.

"Проблема ПРО очень раздута и искусственно помещена в центр отношений России и США. Я думаю, потихоньку этот кризис сдуется, - говорит эксперт из Норвегии. - Техническая его сторона ничем особенным не угрожает. На каком-то этапе удобно было этот кризис раскрутить. Думаю, что этот этап пройден, и обеим сторонам удобно сейчас будет свести кризис к его подлинному масштабу".

Илан Берман отмечает, что в последнее время ряд российских военных чиновников признали наличие угрозы России со стороны Северной Кореи и Ирана. "А если есть угроза, то система ПРО в Европе становится нужна и России тоже. Но пока такого разговора еще не было. До нынешнего момента в переговорах по ПРО был только антагонизм", - признает американский политолог.

Россия и Китай: "тонкая и осторожная дипломатия"

"Геополитические интересы России и США совпадают в первую очередь в той точке, которая касается Китая", - утверждает Павел Баев. Не только норвежский, но и все остальные опрошенные РИА Новости эксперты отмечают сильно возросшую за последнее десятилетие роль восточного соседа России на международной арене и необходимость соотносить внешнюю политику с его интересами.

Баев считает, что позиции России по отношению к быстрорастущей экономике самого населенного государства мира слабеют, и здесь нужна очень тонкая и осторожная дипломатия.

"Находить с ними общий язык гораздо труднее, чем с европейцами. И в силу культурных различий, и в силу имеющегося политического багажа, - говорит он. - С ними никогда не ясно, как поставить ногу, какой тон правильнее взять. Культурные дистанции очень велики, и процессы, которые там происходят, непонятны. Они по другим совершенно законам и канонам живут. Трудно приспосабливаться".

Постоянные отношения с Китаем строить сложно еще и потому, что в каждом регионе и в каждом конфликте, он занимает разную позицию, в зависимости от собственных сиюминутных интересов, полагает Баев. Китай в первую очередь интересуют внутренние проблемы.

С ним соглашается Штефан Мелле. "Главный двигатель внешней политики Китая - обеспечение себя необходимыми ресурсами, как в Азии, так и в Африке. Агрессивности пока в этой политике нет. России придется в равной мере ориентироваться и на Европу, и на Китай", - считает он.

Илан Берман отмечает, что в последние несколько недель администрация Обамы переместила фокус своего внимания с Ближнего Востока на Азию. Американцы все большее внимание обращают на военную мобилизацию Китая, на его взаимоотношения с соседями, в том числе и с Россией.

Берман, с одной стороны, прогнозирует расширение сотрудничества России с Китаем, а с другой - конкуренцию за ресурсы и влияние на политический курс государств Центральной Азии. США в этом регионе отстаивают свои интересы и играют немалую роль, но важнее здесь для развития ситуации в самом регионе, по его мнению (особенно после скорого ухода американцев из Афганистана), будет баланс отношений России и Китая.

Россия и Ближний Восток: "более определенная позиция"

Илан Берман считает, что Кремлю, у которого есть амбиции играть роль сверхдержавы на Ближнем Востоке, нужно занимать более четкую и определенную позицию в отношении Сирии и Ирана. И эта политика, по мнению эксперта, не должна идти в противофазе с политикой ООН и Белого дома.

Израиль уже не верит, по словам Бермана, в успех международных санкций против Ирана. Израильтяне сейчас всерьез думают, какие шаги они должны предпринять теперь. "Здесь очень важно, чтобы Израиль не был изолирован и получал поддержку не только от Соединенных Штатов, но и от России, - полагает Берман. - Потому что Россия все больше и больше становится дипломатическим партнером Израиля. Россия должна понимать возможные стратегии Израиля в отношении Ирана".

Очень сложной проблему Ирана называет и Павел Баев. Как решать этот уже перезревший конфликт - не ясно, отмечает он. Но эксперт считает, что и в кризисе вокруг иранского атома Россия в большей степени будет ориентироваться на мнение Китая, нежели пытаться торговаться с Соединенными Штатами.

"С арабо-израильским урегулированием полная неясность, - констатирует политолог. - После арабской весны этот процесс явно уже не сводим к взаимоотношения Израиля с палестинцами. Не ясно еще, что будет в Сирии. Здесь возможностей для прорыва очень мало, и я не думаю, что у России есть возможность в эту игру включиться".

Россия и страны бывшего СССР: "назревающий на Украине кризис"

Уже упоминавшийся аналитик из Бюро национальной безопасности Польши отмечает, что у России есть спорные вопросы относительно стран - бывших республик СССР, которые стремятся в Европу и НАТО. Особенно в отношении Грузии. Но, по его мнению, до октябрьских выборов в этой стране российско-грузинские отношения не должны ухудшиться.

Есть много вопросов, касающихся Украины и влияния России на ее внешнюю политику. "Мы выступаем за то, чтобы страны-соседи России могли самостоятельно решать, куда им двигаться", - говорит польский эксперт.

Павел Баев уверен, что России предстоит в скором времени участвовать в разрешении большой проблемы, вызревающей на Украине. "Янукович загнал себя в очень сложный угол, из которого хороших выходов нет. И Путину придется уделять этой ситуации больше внимания, чем он даже хотел бы", - объясняет он.

Политолог предостерегает, что кризис на Украине может вылиться в серьезный катаклизм. "Начав очень энергично и, по сути, восстановив управляемость украинской политики, Янукович на этом пути наделал таких ошибок, что кризис выглядит очень серьезным. Арест Тимошенко - контрпродуктивный и саморазрушительный политический маневр", - уверяет эксперт.

Подтверждением его слов могут служить звучащие с каждым днем все громче голоса европейцев, призывающих бойкотировать проведение на Украине в июне чемпионата Европы по футболу. Внятной российской реакции на эти заявления, как и вообще на ситуацию вокруг содержания Юлии Тимошенко в тюрьме, по мнению эксперта, пока нет.

Источник: РИА Новости: ria.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции