Доисламская Аравия: социокультурные и религиозные особенности

Географические условия и население. В начале VII века, накануне появления ислама, Аравия представляла собой достаточно замкнутый и обособленный уголок мира. Если взглянуть на карту, то мы увидим, что Аравийский полуостров с трёх сторон омывается морскими водами: Красным морем с запада, Индийским океаном с юга и Персидским заливом с востока.

И только к северу за безграничными песками пустынь Нефуд простирался Шам (современные Иордания, Сирия и Палестина), а рядом, между реками Тигр и Евфрат, лежала Месопотамия (современный Ирак). Климатические и географические условия жизни на этом полуострове достаточно суровы. Летом достигающая 50 градусов жара и яркий свет солнца выжигают всё живое, но и зимой, когда жара спадает, резкий перепад дневных и ночных температур (от нуля до 30 градусов) не даёт развиваться растительности. Песчаные пустыни и каменистые плоскогорья создают суровый ландшафт, отсутствие дождей делает эти пространства засушливыми и неплодородными. Малочисленные оазисы, сформировавшиеся вокруг колодцев и источников на расстоянии сотен километров друг от друга, лишь изредка скрашивают эту безжизненную пустыню. Животный мир Аравии тоже беден. Звери нечасто появляются среди здешних песков. Хищные птицы питаются остатками диких ослов, антилоп и мелких грызунов, на которых нападают лисы, волки и гиены.

Для жителей Аравии верным спутником и надёжным другом был и остаётся верблюд — «корабль пустыни». Он является незаменимым средством передвижения в условиях жары, безводья и скудного подножного корма, поскольку может обходиться без питья до пяти суток и нести на своём горбу четверть тонны грузов, пробегая до 130 километров за сутки. Ни одно другое верховое животное не способно конкурировать в этом отношении с верблюдом. А ведь верблюда ранее использовали ещё и во время пахоты, и для подъёма воды из глубоких колодцев, он обеспечивал хозяев молоком, шерстью, кожей и мясом. Поскольку не каждый мог позволить себе зарезать ради мяса такого важного для жизни помощника, аравийские кочевники содержали большое поголовье овец и коз.

Несмотря на суровый климат и бедную растительность пустыни, на Аравийском полуострове издревле проживали арабы — гордый и гостеприимный народ. Арабы относятся к семитской семье и являются прямыми потомками Ибрахима (библ. Авраам). После того как стареющая жена патриарха Сара (библ. Сарра) родила ему мальчика Исхака (библ. Исаак), она потребовала отправить в Аравию его первенца — сына Исмаила, родившегося от Хаджар (библ. Агарь). Потомки Исмаила стали называться арабами. Словом «арабы» в древнесемитском языке обозначались народы, кочевавшие за реками на широких просторах пустыни. В течение многих веков арабы постепенно распространились по всей Аравии. Большинство из них стали кочевниками (по-арабски это звучит бадави, отсюда слово бедуин), но некоторые остались оседлыми и жили в оазисах и городах. Оседлые арабы создали крупную древнейеменскую цивилизацию на юге Аравийского полуострова. Государства Саба, Маин, Катабан и Хадрамаут, возникшие в конце II тысячелетия до н. э., обладали высокоразвитой культурой, сопоставимой с культурой древних египтян и ассирийцев, иудеев и персов. Древние йеменцы построили крупные города в руслах пересыхающих рек (вади), соорудили высокие плотины и огромные водохранилища, создали свой собственный пантеон богов, поклоняясь солнцу, луне и звёздам. Они научились вырезать надписи на больших известняковых плитах, используя древнее квадратное письмо, которое послужило прототипом эфиопского и армянского алфавитов. На севере Аравийского полуострова ещё в первые века нашей эры были основаны арабские города-государства Пальмира и Набатея.

Однако подавляющее большинство арабов оставались бедуинами-кочевниками и занимались скотоводством и земледелием, перемещаясь по бескрайним просторам Аравийского полуострова. Лишь несколько десятков оазисов в центре полу острова превратились в небольшие поселения, где арабы жили оседло. Такими поселениями были Мекка, Ясриб, Таиф.
Социальная жизнь. Для араба главным жизненным окружением является племя. Арабы величают своё племя словом бану, что переводится как «сыновья»: основным принципом социальной организации в доисламской Аравии были кровнородственные отношения по мужской линии при коллективной собственности на землю и пастбища. Старейший и наиболее известный мужчина формировал начальное генеалогическое звено — эпоним, к которому относили себя все последующие поколения детей мужского пола, называя себя сыновьями такого-то. Например, Пророк Мухаммад происходил из племени бану хашим, то есть «сыновья Хашима». Постепенно племя разрасталось, в него входили не только родственники, но и те, кто по древней арабской традиции гостеприимства и вольнолюбия оказывались под защитой племени: приёмные дети, примкнувшие чужаки, отпущенные на свободу рабы и другие.

Во главе племени стояли вожди, которые занимали главенствующее положение не столько по происхождению, сколько благодаря личному авторитету, храбрости и богатству. Вокруг вождя собирались главы родов, которые составляли совет племени. Именно совет племени принимал наиболее важные решения: избирал вождя, начинал войну с соседями, распределял добычу и землю. Члены племени жили большими семьями и родами, во главе которых стояли старшие по возрасту. Они были гарантами безопасности и благополучия семьи. Никто не мог покуситься на жизнь или имущество семьи, не опасаясь мщения, ибо действовал принцип «все за одного». Если кого-нибудь из семьи убивали или ранили, то за пострадавшими было право выкупа: жизнь за жизнь, око за око, зуб за зуб, но иногда выкуп выплачивался скотиной, деньгами или продуктами при согласии пострадавших. Коллективная ответственность за каждого члена семьи была гарантией социального спокойствия внутри племени, поскольку наказание было неотвратимым. Самым страшным последствием проступка было изгнание из семьи и племени, ибо тогда человек оказывался беззащитным и любой мог его убить, ограбить и оскорбить. Основу семьи составляли мужчины, которые воевали, работали, торговали. Положение женщин было второстепенным, они обеспечивали продолжение рода, но не образовывали генеалогической линии. Женщины не имели прав на наследство, а в случае кончины мужа лишались возможности самостоятельно определять свою дальнейшую судьбу. Обычно старший сын наследовал вдов своего отца вместе с его имуществом и брал их в жёны. В условиях суровой пустыни женщины становились обузой для рода. Именно по этой причине у некоторых племён даже существовал обычай закапывать в землю новорождённых девочек, чтобы они не были лишними ртами в голодное время года. Поскольку мужчины чаще погибали или умирали, существовало неограниченное многожёнство.

Верования. Верования арабов были связаны с именами пророков Ибрахима и Исмаила, хотя имели мало общего с их монотеистической традицией. Тех, кто поклонялся одному Аллаху, отвергая различные проявления язычества, были единицы, и они называли себя ханифами. Среди большинства арабов были распространены идолопоклонство, почитание камней, скал, деревьев, животных, звёзд, а также различные суеверия. Одними из самых почитаемых идолов были Лат, Узза и Манат, имена которых упоминаются в Коране. Иногда в идолов превращались могилы праведников, над которыми сооружались храмы. Главным местом скопления идолов была Кааба — кубический храм в Мекке, возле которого каждое арабское племя устанавливало изображение своего божества. Накануне появления ислама вокруг Каабы накопилось свыше трёхсот идолов.
Согласно традиции, первым, кто распространил идолопоклонство среди потомков Исмаила, был вождь хузаитов по имени Амр бин Лухайй. Он был известен своей щедростью и набожностью, что помогло ему завоевать любовь и уважение соплеменников. Иногда в сезон паломничества он закалывал десять тысяч верблюдиц и раздавал приезжим десять тысяч одежд. Во время поездки в Шам он впервые познакомился с идолопоклонством и принял его за истину, потому что эта область была родиной многих пророков и местом ниспослания откровений. Вернувшись в Мекку, Амр привёз с собой идола, которого называли Хубал. Он установил его внутри Каабы и призвал своих соплеменников поклоняться ему. Жители города подчинились ему. Поскольку мекканцы считались хранителями Каабы и пользовались уважением среди остальных арабов, вскоре большинство арабских племён последовало их примеру.

Язычество настолько глубоко укоренилось в сознании арабов, что идолы были не только в каждом поселении, но и в каждом доме. Отправляясь в поездку, язычники брали с собой четыре камня, три из которых клали под котёл, а четвёртому поклонялись, кружась вокруг него. Для того чтобы ублажить своих богов, они выделяли им часть урожая и приносили им в жертву домашний скот. Язычники не считали своих идолов всемогущими, но верили, что идолы доводят их молитвы до верховного бога — Аллаха, который единолично правит миром.
Большую роль в религиозных представлениях арабов играли духи, воплощавшие в себе силы добра и зла. Арабы верили, что духи способны вредить и помогать людям, открывать им тайное и сокровенное. Обычно духов вызывали прорицатели и колдуны, которые занимались магией и предсказаниями, помогали лечить больных и отыскивать потерянных животных. Среди язычников была распространена традиция обращаться к прорицателям перед поездкой, женитьбой или при принятии важного решения.

Аравитяне имели определённые представления и о религиях соседних народов. Этому способствовали торговые связи, которые они налаживали с Сирией, Пальмирой, Хадрамаутом и другими областями. Некоторые арабские племена исповедовали христианство, большая община христиан проживала в Наджра-не. В Хиджазе было несколько иудейских поселений, а иудейские учёные пользовались доверием и уважением среди жителей Мекки и других городов. Несмотря на это, иудаизм и христианство не получили распространения среди арабов, а с приходом ислама подавляющее большинство арабских христиан и иудеев стали последователями пророка Мухаммада.
Соседи арабов. Аравия была объектом интереса многих соседних государств. Ещё древние египтяне открыли путь через Синайский полуостров в Южную Аравию и возили оттуда благовония и драгоценности. Легенды о богатой и счастливой Аравии передались римлянам и византийцам, которые мечтали покорить арабов. Но бедуины, бесстрашные воины и кочевники, надёжно охраняли границы пустыни, которая сама по себе была негостеприимна к чужакам: отсутствие воды и пищи, жара и пески не давали врагам возможности проникнуть вглубь. Походы римского полководца Элия Галла в I веке до н. э. и эфиопского правителя Абрахи в 570 г. показали тщетность попыток завоевать Аравию.

Так и жили арабы-кочевники изолированно от всего мира до середины VII века.
С севера с ними граничила Византийская империя, столица которой Константинополь (современный Стамбул) находилась далеко от Аравии. В византийской провинции Шам под властью греческих метрополий жили совместно семитские народы арамеи, евреи и северные арабы. Они занимались земледелием и скотоводством и платили огромные налоги городским правителям. Мощным орудием воздействия на византийских подданных служила христианская церковь, но христианство было лишь официальной религией, а представители семитских народов придерживались своих традиционных верований: иудаизма или язычества.
Население наиболее близкой к Аравии Месопотамии тоже было в основном семитским: потомки древних вавилонян смешались с арамеями и иудеями и тесно контактировали с северными арабами.
К востоку от Византии располагалось равное ему по площади Сасанидское государство, которое простиралось на территории современного Ирака и Ирана. Наследный правитель сасанидского государства шаханшах пользовался огромной поддержкой огнепоклонников — магов и жрецов зороастризма — официальной религии сасанидского Ирана.
За Красным морем существовала ещё одна сильная держава — христианская Эфиопия, которая в конце VI века завоевала Южную Аравию, но под давлением пришедших сюда иранцев эфиопы вернулись на африканский континент и перестали влиять на жизнь Аравии.

Византия и Иран сильно враждовали между собой, вели постоянные войны, которые приводили к упадку их экономической жизни, социальным неурядицам и кризисным ситуациям. Поэтому на рубеже VI-VII веков обе державы сильно ослабели и переживали кризис власти — первый предвестник поражения, одновременно погружаясь в пучину безнравственности и бездуховности. Господствовавшие в тот период религиозные учения не давали ответов на насущные вопросы и не были способны вдохновить их последователей на коренное изменение общественного порядка. Иудеи же, которым удалось сохранить значительную часть своего религиозного наследия, как правило, находились в зависимости от других народов. Они подвергались гонениям и притеснениям, не имея возможности существенным образом повлиять на ход истории.