КАК УПРАВЛЯТЬ ЭТИМ МИРОМ?... "НЕЗАМЕТНО И НЕСЛЫШНО"...

30 мая 2012 года появилась информация о соглашении, в соответствии с которым компания «Rothshild Investment Trust "Capital Partners”» («RIT "CP”»), принадлежащая Ротшильдам, приобрела крупный пакет акций компании «Rockefeller Financial services» («RFS»), управляющей семейным бизнесом Рокфеллеров и других богатейших семейств США. Размещенная практически всеми ведущими мировыми и российскими СМИ, она сопровождалась однотипными и поверхностными комментариями, суть которых сводилась к тому, что два крупнейших клана глобальных олигархов заключили союз для «совместного противодействия новому витку мирового кризиса». На самом деле нет ничего более далекого от действительности, чем подобные утверждения.


Дело в том, что стратегии обеих олигархических групп в последние годы выстраивались по принципу, сформулированному биографом Ротшильдов Фредериком Мортоном: «Сегодня семья стремится сделать свое присутствие в мире незаметным и неслышным». Это и понятно: большие и, тем более, очень большие деньги предпочитают тишину. Но именно эта тишина и разорвалась 30 мая тем вниманием, которое было приковано к состоявшемуся событию, что наглядно продемонстрировало реальный вес этих ведущих кланов не только в глобальной экономике, но и в глобальной политике. На наш взгляд, комментируя появление нового «альянса», финансовые аналитики, по-видимому, попросту перепутали причину со следствием: это сам мировой кризис явился продуктом деятельности Ротшильдов и Рокфеллеров, а не наоборот. Как именно это случилось, мы и попытаемся сейчас разобраться. Итак, если коротко, то произошедшее означает, может быть, и не капитуляцию Рокфеллеров перед Ротшильдами, но, как минимум, очень существенную сдачу ими своих позиций. Если «копать» глубоко, то нужен детальный анализ с историческим экскурсом — иначе понять что-то в этом раскладе будет практически невозможно.

Поэтому начнем с предыстории вопроса:

Настоящим узлом противоречий между этими двумя глобальными кланами являются две мировые войны XX века. Причем, в обоих случаях развязывались они Рокфеллерами, и именно они пожинали плоды успеха. Условием вступления США в Первую мировую войну, когда стало ясно, что Франция и Британия с Германией не справляются, а Россия из-за Февральской революции из войны «выпадает», Рокфеллеры поставили допуск своей нефтяной империи «Standard Oil of New Jersey» к разработке принадлежавших Ротшильдам нефтяных богатств Ближнего и Среднего Востока. С 1927 года «Standard Oil» завладела 25% акций «IPC» — «Иракской нефтяной компании», созданной еще в 1912 году под названием «TPC» — «Турецкой нефтяной компании». При этом 50% акций отошли тогда в собственность правительства Османской империи, по 25% получили «Shell» Ротшильдов, а также «Deutsche Bank», попавший в их «обойму» несколько позже. В отличие от своих временных партнеров (которые, скорее всего, и не догадывались, что они временные), англичане «знали будущее» — потому, что сами его и планировали, понимая, что после обвала Германии и Османской империи в Первой мировой войне они, как победители, заберут себе все 100%. Так бы и случилось, если Антанта смогла бы одолеть немцев на поле боя. Но для европейских союзников эта задача оказалась непосильной, и потребовалась помощь США — экспедиционный корпус генерала Першинга, решивший исход войны на западном фронте (который, в отличие от Второй мировой войны, был тогда решающим). Вступление США в войну ради склонения англичан к выполнению поставленных им условий было навязано американскому правительству самыми разнообразными способами. Прежде всего, с помощью «закулисного» подталкивания к провокационным актам «подводной» войны, широко применявшимся самой Германией. Уклоняться от этого ввиду общего британского преимущества в морских вооружениях немцы не хотели, да и не могли ввиду финансовой зависимости от Рокфеллеров: в 1914-1916 годах те обеспечили крупными кредитами не только кайзера, но и его османских союзников, получив теневое влияние на их политику. Решающим поводом для выхода США из нейтралитета и вступления в войну было выбрано потопление немецкой подлодкой пассажирского транспорта «Лузитания», подготовка которого по закулисным дипломатическим маневрам очень сильно напоминала преддверие японской атаки в декабре 1941 года на военно-морскую базу США в Перл-Харборе. Тогда после очередной встречи с Ф.Д. Рузвельтом военный министр США Стимсон записал в своем дневнике: «Мы затронули деликатный вопрос дипломатических действий, направленных на то, чтобы Япония совершила первый и ошибочный шаг — шаг неприкрытой агрессии». Не составляет особого секрета, что у обоих событий одни те же корни.

Нельзя сказать, что Ротшильды всему этому не препятствовали. Их главная и потомственная политическая креатура в США полковник Хаус, именовавший себя «властью за троном», весь 1914 год посвятил попыткам сколачивания западного союза против России с участием США, Великобритании, Франции и Германии. «Англия не хотела бы совсем раздавить Германию, так как тогда она столкнулась бы один на один со своим старинным врагом, с Россией, — писал Хаус президенту В. Вильсону в мае 1914 года, — но если Германия будет беспредельно увеличивать свой флот, у Англии не останется выбора». Чтобы сохранить право выбора за Англией (и Ротшильдами, которые уже сто лет к тому времени контролировали ее центробанк), Хаус даже совершил вояж в Берлин, где получил аудиенцию у кайзера Вильгельма II и морского министра фон Тирпица. Все тщетно: германский флот на деньги Рокфеллеров (компенсированные, кстати, по Закону о Федеральной резервной системе американской казной) рос как на дрожжах, и остаться в стороне от войны англичане не смогли, передав таким образом Рокфеллерам все политические козыри.

Во Второй мировой войне экономика впала в зависимость от политики еще круче. Когда в мае 1940 года немцы атаковали Францию, франко-британская группировка была быстро разгромлена, французы подписали перемирие, сдав Париж, а англичане оказались прижатыми к Ла-Маншу в районе бельгийского Дюнкерка.Наряду со «странной войной» осени-зимы 1939-1940 годов, одной из главных тайн Второй мировой войны, ставившей в тупик историков, всегда оставался вопрос: почему немцы, вместо того, чтобы добить противника и «на его плечах» переправиться через Ла-Манш, встали и не сделали ни шагу вперед, пока англичане не вывезли личный состав на Британские острова. Причем, и вывозившие транспорты не бомбили.

А «ларчик» открывался очень и очень просто. Дело в том, что Гитлер если и не был нанят Рокфеллерами напрямую (хотя чрезмерным такое утверждение тоже не является), то полностью зависел от них по части военной экономики и, прежде всего, нефти и продуктов ее переработки, прежде всего бензина. Фактов и цифр — от создания в 1930 году, в целях финансирования нацистов, базельского Банка международных расчетов до выкупа компанией «Standard Oil» в 1934 году 730 тыс. акров земли под Гамбургом и строительства на них нефтеперерабатывающего завода, который исправно функционировал всю войну, — предостаточно. Но мы не будем перегружать ими материал, чтобы не утонуть в деталях и частностях. Да и люди, которые привели Гитлера к власти, находились в США — те же братья Аллен и Джон Фостер Даллесы (двоюродные братья братьев Рокфеллеров). И руководил всеми ими «трехголовый», американо-британо-германский спрут — банк Шредера (имевший статус агента нацистского правительства), а также связанные с ним фирмы (нынешний Г. Шредер – потомство тех Шредеров). И Рузвельт, которого с помощью все того же Хауса, приводили к власти Ротшильды, на деле оказался креатурой Рокфеллеров. Не случайно самого Хауса в окружении нового президента сменил Б. Барух — крупный биржевой спекулянт (вроде Сороса), существенно поправивший свои дела на посту председателя Комитета военной промышленности США, который он занимал всю Первую мировую войну.

Маленький штрих: когда спецслужбы США в 1943 году доложили Рузвельту о возможности «убрать Гитлера», тот это категорически запретил. А вот попытались сделать это, но уже в июле 1944 года, англичане. Заключив перемирие с «новым» правительством Германии, они очень рассчитывали втянуть США в противостояние с СССР и разрушить намечавшийся советско-американский альянс. (Его, правда, и так разрушили, но уже другим способом: вместо главного архитектора «Нового курса» Г. Уоллеса крайне «своевременно» провели в Белый дом креатуру Ротшильдов Г. Трумэна, который, незадолго до кончины Рузвельта, стал вице-президентом, а затем и президентом США). По всему по этому Гитлер четко выполнял все указания Рокфеллеров. А инструкции в мае 1940 года он получил следующие:

— не трогать англичан в Дюнкерке;

— не пересекать Ла-Манш и вообще оставить Британию в покое, свернув подготовку операции «Морской лев» (вторжение на Британские острова);

— развернуть свои усилия в сторону «плана Барбаросса» — подготовки к нападению на СССР.

Гитлер эти инструкции пунктуально выполнил. Но почему он их вообще получил? А потому, что Черчилль, оказавшись в ситуации с Дюнкерком на грани краха (напомнившего ему и британской общественности кошмар провала Дарданелльской операции британского флота, на проведении которой он, как Первый лорд Адмиралтейства, тогда настоял), согласился выполнить все условия, которые ему выдвинул Рузвельт (кстати, они были кузенами) в обмен на защиту и военную помощь США. А именно:

— передать американцам нефтяную «жемчужину» Британской империи — Саудовскую Аравию (которую для короны буквально «выпахала» британская разведка и лично Т.Э. Лоуренс Аравийский, именно в этих целях осуществлявшие многолетнюю спецоперацию подкопа под Османскую империю);

— вывести все британские капиталы из США и продать американцам всю имеющуюся у англичан в США собственность;

— после окончания войны — распустить Британскую империю, дав независимость колониям (началось, как помним, с Индии — 1947 г.; за Британской колониальной империей к 1960 г. рассыпались и остальные составляющие «империи Ротшильдов» – французская, голландская и бельгийская).

Таким образом, — об этом говорят многие специалисты (прежде всего, западные), занимающиеся глобальной историей и политикой, — главной причиной двух мировых войн было не что иное, как изъятие у Ротшильдов и консолидация Рокфеллерами евразийских нефтяных активов. Именно для этого Германию дважды натравливали на Британию (Гитлера, как и кайзера, Рокфеллеры исправно финансировали всю войну). Новый «расклад» Рузвельт в 1944 году лично продиктовал послу Британии в Штатах лорду Галифаксу (тому самому закоперщику «мюнхенского сговора», еще в ноябре 1937 г. успешно договорившемуся с Гитлером): Саудовскую Аравию — Америке, Иран — Британии, а Ирак и Кувейт «доить» будем вместе. Уступив, причем дважды, грубой силе и обстоятельствам, Ротшильды нанесенных им «обид» не забыли и не простили.

«Горячая» война закончилась, и началась холодная.

Если Рокфеллеры — прежде всего «нефтяная» династия, то для Ротшильдов главное — это «золото» и другие драгметаллы. Это их главные сферы влияния и контроля. Поэтому Ротшильды начали с подкопа под доллар, поставив целью заменить его золотом (признаем, что с этой точки зрения несколько иначе, чем мы привыкли, выглядит «отвязка» доллара от золотого обеспечения, осуществленная Р. Никсоном в 1971 г.). Главный рычаг для этого — цена на золото. Она устанавливается не рыночным, а директивным путем. Начиная с середины 1940-х годов ежедневно, без перерывов на выходные и праздники, два раза в день Лондонской ассоциацией рынка драгметаллов проводятся так называемые «фиксинги», в которых участвуют пять банков: головной банк британской ветви Ротшильдов «N M Rothshild & Sons», близкий к их французской ветви «Societe Generale» (он нам еще потребуется), памятный еще по «турецко-иракской» сделке 1910-1920-х годов «Deutsche Bank», китайский «филиал» Ротшильдов – глобальный банк «Hong Kong & Shanghai Banking Corp.» («HSBC»), взросший в XIX веке на торговле наркотиками, а также мировой лидер в сфере оборота золота и драгметаллов «ScotiaMocatta» — подразделение «Scotiabank Global Banking & Markets». Проводятся эти фиксинги, разумеется, на площадке «N M Rothshild & Sons» и, более того, именно этот банк до 2004 года неизменно на них председательствовал (а затем фарисейски «ушел в тень»). Все перипетии развернувшейся межклановой борьбы перечислять не станем. Отметим только, что за последнее десятилетие золото вздорожало более чем в 10 раз, а доллар слабеет из-за непомерного госдолга США, на путь создания которого в начале 1980-х годов эту страну вывели опять-таки Ротшильды — с помощью знаменитой «рейганомики», то есть надувания «финансовых пузырей». А что, спрашивается, еще оставалось делать Рейгану, когда созданная им комиссия во главе с председателем Совета управляющих ФРС П. Уолкером (ставленником тех же Ротшильдов) «выяснила», что в Форт-Ноксе (хранилище золотого запаса США) нет ни грамма американского государственного золота – только иностранное и частное. Надо же было как-то финансировать «Стратегическую оборонную инициативу» и другие инновации в гонке вооружений, на которые как бы «случайно» клюнуло брежневское и андроповское руководство СССР. Вот Рейган и стал надувать «мыльные пузыри», возводя с их помощью «потемкинские деревни» и «воздушные замки». Именно тогда у США и появился госдолг. США дошли бы «до ручки» гораздо быстрее, чем сейчас, — году примерно к 1995-му, но им сильно подфартило с распадом СССР, который с опорой на связи в нашей стране готовили уже Ротшильды. Не вдаваясь в особые подробности (другая тема), выделим лишь основных фигурантов этой цепочки: Берия — Куусинен (связь Коминтерна с масонством) — Андропов — Горбачев; кроме них в эту цепочку (и отнюдь не на вторых ролях) затесались Микоян и Косыгин.

Рокфеллеры в распаде СССР особо заинтересованы не были.

Более того, для них Советский Союз был противовесом Ротшильдам. Рокфеллеры в равной мере поддерживали как нацистов, так и советскую индустриализацию. В отличие их от извечных конкурентов Ротшильдов, им нужен был не управляемый Лондоном баланс «блестящей изоляции», а объединенная Евразия со всей ее нефтью. Потенциальными лидерами континента, ввиду наличия пассионарных идеологий (пусть и противоположных), они видели как Гитлера, так и Сталина, кто бы из них ни победил, но только при их собственном непременном контроле (для этого требовалось довести обе страны в междоусобной войне до состояния неспособности бросить вызов США). Кроме того, получив в конце 1920-х годов концессионную долю бакинской нефти, Рокфеллеры, уже руками Гитлера, попытались окончательно забрать ее в собственность, просчитавшись, правда, на этом под Сталинградом. (На «экономический» характер военной кампании 1942 г., в отличие от 1941 г., когда объектом наступления вермахта стали политические центры СССР, указывают многие современные специалисты, в том числе немецкие). Переиграв своих неожиданных «попутчиков», И.В. Сталин в 1945 году стал самостоятельной фигурой глобального масштаба. Малоизвестный, в отличие от пакта Молотова — Риббентропа, пакт Молотова — Хисса, заключенный в 1944-1945 гг. на конференциях Объединенных Наций в Думбартон-Оксе и Сан-Франциско и патронировавшийся будущим губернатором Нью-Йорка и вице-президентом США Нельсоном Рокфеллером, стал неприятным сюрпризом для американского политического истеблишмента. Отныне ему не следовало совать нос в дела народов СССР и стран Восточной Европы, как, впрочем, и Москве в «британский» Иран и «американскую» Саудовскую Аравию. (Во времена маккартизма Хисса по доносу одного из начинающих членов комиссии по антиамериканской деятельности Р. Никсона даже осудили за «шпионаж в пользу СССР» — вот как насолил!). Ситуация, к сожалению, радикально поменялась после смерти вождя. Укрепившийся у власти в результате пятилетки «дворцовых переворотов» (1953-1958 гг.) Хрущев, будучи троцкистом, «разоблачил» пресловутый «культ личности» и не без помощи Микояна переметнулся к Ротшильдам. При мало, что понимавшем в этих раскладах Брежневе силу набрали Косыгин и особенно Андропов. Не успев при жизни реализовать свой разрушительный «европейский проект», всесильный шеф КГБ «породил» Горбачева, который запустил этот проект еще до избрания генсеком, заключив в 1984 году ряд секретных договоренностей по переделу сфер влияния в Европе с наследником «австро-венгерского престола» Отто фон Габсбургом. То есть, с одной стороны, опереться на горбачевский СССР, чтобы противостоять нажиму Ротшильдов, Рокфеллеры не могли. А, с другой, к концу 1980-х годов из-за накопившегося госдолга возникла угроза распада их вотчины — США. И Рокфеллеры свернули на путь наименьшего сопротивления: вместе с Ротшильдами включились в развал СССР: окончательный консенсус по этому вопросу был достигнут в 1989 году, на закрытой встрече «влиятельных людей» (ежегодной Бильдербергской конференции), прошедшей на испанском островке Ла Тоха. (Там же, вопреки отчаянному сопротивлению М. Тэтчер, стоившему «железной леди» скорой отставки с поста британского премьера, было принято решение об объединении Германии).

С помощью развала СССР и за наш счет американцам удалось закрыть множество «дыр» в своей экономике и финансах. Цифры того, сколько и чего именно было вывезено из нашей страны уже к 1995 году, 24 октября 1995 года, на закрытом заседании Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США, назвал Б. Клинтон (обнародованные в начале 2000-х гг., они очень впечатляют). При этом — надо отдать должное Рокфеллерам — распаду Российской Федерации они, как могли, воспрепятствовали – в том числе с помощью Ельцина (который, в отличие от Горбачева, выступил за территориальную целостность Российской Федерации). И не только Ельцина. Того, что было награблено в бывшем СССР, Америке хватило на двадцать лет.

И снова госдолг одолел, и опять Штаты — «у последней черты» (14 трлн долларов совокупных долгов — это не один годовой бюджет). Что делать Рокфеллерам, если США не станет? Бжезинский в своей новой книге «Стратегическое видение: Америка и кризис глобальной силы» (увидела свет в феврале 2012 г.) прямо пишет, что США сегодня походят на СССР перед его распадом и рассматривает два варианта глобального развития — с американским лидерством или без него, то есть, если называть вещи своими именами, без США. Помимо кризиса в еврозоне, «напрягает» глобальную ситуацию начавшийся весной 2012 года массовый исход с Уолл-стрита топ-менеджеров крупных финансовых компаний и корпораций. (Уж эти-то «кадры» в финансовом пространстве и на банковской местности прекрасно ориентируются и днем, и ночью: знают, когда, где и чем пахнет и куда, при каком запахе и как быстро бежать). На всякий случай, Рокфеллеры сегодня скупают земли в Аргентине и Чили. Но выкидывать белый флаг (или полотенце на канаты), по-видимому, считают преждевременным. Ротшильды же, в свою очередь, наседают.

В одиночестве в Евросоюзе и в глухой обороне внутри страны оказалась теперь и А. Меркель. Ориентирующиеся на Британию, по свидетельству В.Д. Ежова (советского биографа Аденауэра), социал-демократы «берут» одну федеральную землю за другой (на днях выиграли символически важные муниципальные выборы в Северном Рейне — Вестфалии). Нового рокфеллеровского «исключения» в виде Шредера №2 в СДПГ пока не предвидится. Парламентские выборы в ФРГ тем временем уже в 2013 году, и победа СДПГ будет означать консолидацию Ротшильдами всей зоны евро. И тогда вместо «европейского государства», которое еще со времен Гитлера строили Рокфеллеры, ЕС превратится в раздробленную на муниципалитеты мозаику — хаос, который если что и будет объединять, то это лишенная всякой национальной и религиозной идентичности (и потому полностью устраивающая Ротшильдов) «зона свободной торговли». И в этот хаос будут втягивать (уже втягивают!) СНГ и Россию, начиная с Украины, Молдавии и Прибалтики, где хаос, по сути, уже правит бал. В США креатурой Ротшильдов является Б. Обама: его в июне 2006 года боссам Демпартии представил не кто иной, как Дж. Сорос — ближайший сподвижник Ротшильдов. В России Ротшильды контролируют перебежавшую на их сторону еще при Ельцине-президенте «семью»; ключевую роль в продвижении ее политических интересов сегодня играет Волошин. Они также имеют общий бизнес с олигархом Дерипаской, а через него – с креатурами Чубайса — олигархами Потаниным и Прохоровым (именно отсюда растут и ноги, и рога всех «оранжевых», «снежных» и «болотных» уличных протестов в Москве). Чубайс из всех самый хитрый: имеет связи и с Ротшильдами (через экс-министра финансов США Л. Саммерса, возглавляющего в Америке Национальный экономический совет), и с Рокфеллерами — является членом совета директоров глобального банка «JP Morgan Chase». Цель проста и понятна: в любом случае остаться на плаву — и ведь «плавает», «не тонет»!

Особенно важен для Ротшильдов Китай. Если удастся китайскую элиту «додавить» (а, судя по расколу, который начался в связи с «делом Бо Силая», это, к сожалению, начало получаться), Ротшильдам можно будет «зацепить» золото за юань. И аккуратно возвести его в статус новой мировой резервной валюты, обеспеченной не нефтью, как доллар, а золотом (для этого золото и вздувают в цене). Если же и этот номер пройдет, то вскоре можно обрушивать и доллар, и сами США (о чем у нас, к сожалению, многие давно и наивно мечтают как о чем-то очень позитивном).

Для чего?

Чтобы создать «Северо-Американский союз» с новой валютой амеро, а затем — «Трансатлантический союз», в котором Северная Америка, в полном соответствии с «глобальным планом» Римского клуба, объединилась бы с Европой, а амеро — с евро. И получилась бы «настоящая» мировая валюта: фунт стерлингов, наверное — что же еще? (Этот проект атлантической трансформации предусмотрен Техасскими соглашениями, которые в марте 2005 г. были заключены первыми лицами государств-членов NAFTA — Североамериканской зоны свободной торговли). Но на эту «пересменку» — от доллара к фунту (предположительно) — нужен «стабилизатор». По плану Ротшильдов, им и должен стать юань, обеспеченный золотом (цену которого Ротшильды, как мы убедились, устанавливают сами), а также подкрепленный военной и политической мощью КНР. Кстати, на фоне объединения, а, точнее покупки Рокфеллеров Ротшильдами, Китай и Япония с 1 июня вышли из взаимных долларовых расчетов, и будут теперь рассчитываться строго в юанях и иенах. Сказочка эта, однако, для наивных простачков. Юань и иена приводятся к единому знаменателю только через эквивалент (ЕМС — единую меру стоимости). Раньше этим эквивалентом был доллар (его контролируют Рокфеллеры). А теперь?

Раз не говорится, что именно, — значит, роль ЕМС переходит к золоту. И этот золотой эквивалент (стандарт), от цены которого и будут отталкиваться взаимные китайско-японские расчеты, будет уже контролироваться Ротшильдами. То есть «тихой сапой» Китаю и Японии навязали ближайшую перспективу смены глобальной финансовой власти. Иначе говоря, Рокфеллеры «сдали» еще один рубеж. И после этого, по-видимому, запросили перемирия. Именно перемирия, а не мира. Точно так же и Ротшильды в 1917 и 1940 годах просили Рокфеллеров о «перемирии» в межклановой борьбе (и об американской военной помощи Британии против Германии). Долг, как говорится, платежом красен!

Ротшильды сейчас, как и Рокфеллеры тогда, любезно согласились. Именно в этом — внутренний смысл «исторического» соглашения от 30 мая 2012 года. С предысторией мы завершили. Переходим к сути соглашения. Итак, бизнес-составляющая альянса Ротшильды-Рокфеллеры выглядит так: упомянутая группа «RIT "CP”», которую возглавляет Джейкоб (Яков) Ротшильд, купила 37% акций компании «RFS». Сразу «вылезает» очень пикантная подробность: под управлением ротшильдовских «покупателей» находится всего 3 млрд долларов, а под управлением рокфеллеровских «покупаемых» — 34 млрд (всего получается немного меньше 40 млрд).

Как же так?

Однако все встает на свои места, когда мы вспоминаем, что этой долей в 37% раньше владел французский банк «Societe Generale» — тот самый участник лондонских золотых фиксингов. Но в 2008 году, когда этот банк купил означенную долю компании Рокфеллеров, у него в управлении были активы на сумму в 71 млрд долларов — в 2 раза больше, чем то, что он покупал. А теперь эти 37% от гиганта перешли к карлику, который, получается, совладеет активами другого гиганта.

Что все это означает?

Прежде всего то, что на самом деле «перемирия» Рокфеллеры запросили еще в 2008 году. Но тогда, по-видимому, их решили еще разок «поддавить», результатом чего и стала китайско-японская договоренность о взаимных расчетах. Так что к 2012 году положение Рокфеллеров еще более ухудшилось. Но почему у компании Джейкоба Ротшильда всего 3 млрд долларов, когда состояние семьи оценивается как минимум в масштабе от 2-х до 20-ти триллионов, а некоторые «горячие головы» вообще называют и цифру в 300 триллионов? (Здесь нужно оговориться, что знаменитый список «Forbes», показывающий нам верхнюю планку личных состояний на уровне в 64 млрд долларов, не учитывает главного — коллективных, семейных капиталов, по сути, скрывая их, на что, видимо, и рассчитан). Само же «дело о 3-х миллиардах» заключается во внутреннем раскладе у Ротшильдов. В группе изначально было пять ветвей, потом их количество сократилось, и, в конечном счете, остались две — британская и французская (точнее, франко-швейцарская). Они между собой не ссорились, но особо и не дружили — вяло конкурировали на фоне лидерства Рокфеллеров. В 1980 году в британской ветви произошел раскол. И Джейкоб Ротшильд был изгнан из семьи Эвелином де Ротшильдом — с запрещением использования фамилии «Ротшильд» в названии своих фирм. Опала была смягчена в 1988 году, а в 2004 году, когда Эвелин передал дела по управлению семейным бизнесом представителю французской ветви — Давиду де Ротшильду, Джейкоб был полностью реабилитирован. Из этого следует, что Джейкоб, по сути, — «агент влияния» французских Ротшильдов в среде британских. Именно поэтому его и подвергли изгнанию, восстановив в правах только тогда, когда начался процесс официального объединения двух ветвей. (А завершился этот процесс в марте-апреле 2012 года, когда французская и британская ветви объединились в Париже). Из несоответствия 3 млрд Джейкоба Ротшильда совокупному капиталу группы (что не позволяет говорить об участии в сделке Ротшильдов именно как группы) также следует, что, в полном соответствии с правом победителя, Ротшильды включили в объединенную компанию лишь мизерную часть своих активов, а у Рокфеллеров отняли многие высокодоходные «сливки» («Johnson & Johnson», «Procter & Gamble», нефтегазовый концерн «Vallares» и т.д.). Но из этого также следует, что и «принимать капитуляцию» первого лица Рокфеллеров — Дэвида (внука основателя династии) — отправили третьеразрядного Ротшильда — не первого и даже не второго во внутригрупповой иерархии, к тому же долгое время бывшего среди «своих» изгоем.

Это само по себе унижение, но им дело не ограничилось. Чтобы еще сильнее и демонстративнее уязвить Рокфеллеров:

— во-первых, предали сделку широкой гласности, видимо, зафиксировав таким образом факт просьбы о «перемирии» (чего не было в 2008 году);

— во-вторых, включили в условия соглашения право сторон только на совместные исполнительные решения и функции, которые будут приниматься общей управляющей компанией (иначе говоря, Рокфеллеры отныне не вправе у себя дома, в США и в своей «конторе», самостоятельно распоряжаться ни собственными, ни дружественными активами);

— в-третьих, даже «толерантные» финансовые аналитики (те самые, что вешают общественности «лапшу на уши» про «объединение групп в борьбе с кризисом»), признают, что соглашение ведет к расширению экспансии Ротшильдов в банковском секторе США.

А что это означает?

Конечно же, новый внушительный шаг по пересмотру исторического условия о продаже британских активов в США, поставленного в 1940 году Рузвельтом (то есть Рокфеллерами) своему кузену Черчиллю (то есть Ротшильдам). Это примерно то же самое, что проделали немцы с французами в 1940 году, настояв на подписании унизительного для французской армии перемирия в том же самом Компьенском лесу и в том же штабном вагончике, где в ноябре 1918 года фельдмаршал Фош принимал фактическую капитуляцию германского командования.


Справедливости ради, отметим, что этот пересмотр начался еще в 1980-х годах, с передела нефтяного рынка в США (когда туда «обеими ногами» залезла британская королевская нефтяная компания «British Petroleum», да не одна, а в особо унизительном для США альянсе с саудитами).

Имеется ли у Рокфеллеров контригра, и если имеется, то какая?

Игра-то есть, но в бизнес-секторе реализовать ее будет сложно — из-за того, что вывести по-тихому активы из общей компании окажется затруднительным: сами-то Рокфеллеры этот вопрос решить теперь уже не могут, а разрешить им это – кто ж разрешит. Не для того старались!

Если попытаются вывести свои активы их партнеры?

Но рискнут ли они бросить Ротшильдам прямой вызов — вот в чем вопрос. Чем играть в такие опасные игры легче (и доходнее) Рокфеллеров «кинуть», договорившись с новыми хозяевами. И вот мы приходим к тому, что по-настоящему серьезные оборонительные рубежи терпящего бедствие глобального клана находятся не в экономике, а в политике, точнее в геополитике.

Источник: www.discred.ru