КОРАН ИСЦЕЛЯЕТ СЕРДЦА И ДУШИ – ИНТЕРВЬЮ

Интервью с Эльмиром Кулиевым.

За последние годы было опубликовано около десяти переводов Корана на русский язык. Что побудило Вас взяться за работу над еще одним переводом Корана?

- Пожалуй, именно это больше всего интересует многих читателей, ведь желающему ознакомиться с сутью Священного Корана приходится, прежде всего, выбирать между имеющимися на сегодняшний день переводами.

С такой же проблемой я столкнулся, когда приступил к переводу толкования Корана, написанного известным мусульманским богословом Абд ар-Рахманом ас-Саади. Поначалу я не осмеливался переводить смысл аятов Корана самостоятельно и надеялся найти среди имеющихся переводов такой, который больше всего подходил бы для цитирования в толковании Корана. У ранних авторов — Богуславского, Саблукова — можно было встретить удачные переводы отдельных аятов, однако в целом они не соответствовали моим требованиям. Труд академика И. Ю. Крачковского имел определенные преимущества над предыдущими переводами, но нуждался в тщательной литературной редакции и изобиловал неточностями и даже грубыми смысловыми ошибками. Поэтический перевод В.Пороховой не передавал точного смысла многих коранических слов и тем более терминов. Переводы профессора М.-Н. О. Османова и профессора Б. Я. Шидфар тоже содержали множество смысловых ошибок, некоторые из которых явно противоречили самой сути мусульманской веры. В связи с этим я был вынужден приступить к созданию нового смыслового перевода, который соответствовал бы праведным мусульманским воззрениям. Наверно, тогда я еще плохо осознавал, что эта работа станет неразрывной частью моей жизни.

- На кого из предшественников Вы опирались больше всего?

Эльмир Кулиев- На начальном этапе я ориентировался на перевод профессора М.-Н. О. Османова, которому удалось, на мой взгляд, найти верный стиль перевода коранических откровений. Однако со временем я пришел к мнению, что подражание предыдущим авторам нередко заставляет меня ошибаться. Поэтому я стал пользоваться исключительно арабскими толкованиями Корана, среди которых я отдавал предпочтение тафсирам ат-Табари, Ибн Касира и аль-Куртуби. Реже я обращался к трудам ас-Сабуни, ар-Рифаи, ар-Рази, аль-Бейдави и других комментаторов. Большую пользу я извлек из параллельного перевода комментариев Абд ар-Рахмана ас-Саади, которые сильно облегчили мою работу.

- Под каким углом зрения Вы хотели раскрыть Коран в своем переводе?

- Прежде всего, я хотел донести до читателей очевидный смысл коранических аятов, который открывается мусульманину, хорошо осведомленному об основных и второстепенных вопросах религии, когда он читает Священный Коран на арабском языке. Для достижения этой цели, в первую очередь, предстояло избежать грубых ошибок, противоречащих мусульманских убеждениям и основным принципам шариата. Я не ставил перед собой цель показать богатство русского языка, используя оригинальные обороты, чуждые духу Священного Корана. Точность и простота были, пожалуй, основными принципами, которыми я руководствовался в своей работе. И нередко мне приходилось жертвовать интересами тех читателей, которые хотят увидеть в переводе Корана шедевр русской литературы. Священный Коран отличается от всех остальных книг. Он содержит в себе одновременно религиозные предписания и поучительные притчи. Он является для мусульман основным кодексом в жизни – семейным, моральным, трудовым, уголовным. Каждое слово в этом писании имеет значение, и зачастую от одной буквы зависит то или иное религиозное правило. Поэтому я не изощрялся в художественной обработке текста, а уделял больше внимания выводам, которые читатели могут сделать из перевода.

- Вы согласны с утверждением, что хороших переводов не бывает: они могут быть только более или менее неудачными? Почему?

- Если говорить о переводах Священного Корана, то полагаю, что каждый из них заслуживает внимания специалистов. Хочу еще раз подчеркнуть – именно специалистов. Большинству читателей, которые знакомы с мусульманской религией лишь поверхностно, на мой взгляд, нецелесообразно знакомиться с некоторыми переводами, потому что они сильно искажают смысл Священного Корана и создают неправильное представление об исламе в целом. Кроме того, некоторые читатели могут просто запутаться в этих переводах, поскольку отдельные коранические выражения переведены разными авторами по-разному. Если человек не знает арабского языка и не имеет возможности уточнить смысл того или иного коранического отрывка, то он оказывается в трудном положении: какому автору доверять?
кто из переводчиков допустил ошибку? можно ли этот аят перевести несколькими способами? Пользуясь случаем, хочу отметить, что в своем переводе я старался переводить один и тот же аят несколькими способами, в соответствии с тем, как его понимали авторитетные богословы. Коранические откровения многозначны, и между очевидными значениями аятов нет противоречий. Допустимость нескольких правильных переводов – одна из удивительных особенностей Слова Аллаха, которое, несмотря на его лаконичность, обладает безграничным смыслом.

- Что Вы можете сказать о старой богословской дискуссии о недопустимости
переводов Корана на другие языки?

- Сразу хочу сказать, что разногласия между богословами по поводу законности перевода Корана на другие языки были связаны не столько с самими переводами, сколько с последствиями их возникновения. Одни опасались, что перевод будет воспринят как замена Священного Корана и будет использован вместо него при отправлении обрядов поклонения и извлечении религиозных предписаний. Другие считали, что существование переводов открывает дверь для искажения Откровений, подобно тому, как были искажены предыдущие писания. Тем не менее, абсолютно все ученые разрешали пересказывать смысл Корана другими словами – как на арабском, так и на других языках. Некоторые даже считали, что при необходимости перевод Корана становится обязательным. Однако богословы высказывали разные мнения по поводу буквального перевода этого писания. В таком переводе вместо арабских слов подставляются иностранные слова, имеющие соответствующее значение, после чего предложение строится на основании правил, принятых в этом иностранном языке. Безусловно, такой перевод может сильно исказить истинный смысл Откровения, и поэтому богословы считали буквальный перевод Корана невозможным. Но если автор передает смысл коранических откровений, руководствуясь лексическими значениями арабских слов и достоверными толкованиями аятов, то, по мнению большинства ученых, в этом нет ничего плохого. И хотя смысловой перевод не может охватить весь спектр значений Корана, это не может служить основанием для его критики, потому что в этом отношении он близок к толкованиям коранических откровений.
Как известно, нет ни одного толкования, которое бы раскрывало значения аятов во всей их полноте, и, пожалуй, такое не под силу ни одному смертному.

- Многие мусульмане цитируют Коран в авторском переводе. Кто имеет право на перевод Корана? Имеются ли для этого какие-либо требования, подобно требованиям для иджтихада?

- Конечно, далеко не каждый имеет право переводить Коран. Ранее я уже отметил некоторое сходство между переводами Корана и тафсирами (комментариями) к нему. Поэтому можно сказать, что переводчик Корана должен достаточно хорошо знать лексикографию (лугат), синтаксис (нахв), морфологию (сарф), словообразование (иштикак), науку об изъяснении (байан), науку о способах чтения (кираат), основы религии (усул ад-дин), основы законоведения (усул аль-фикх), обстоятельства ниспослания аятов (асбаб ан-нузул), науку об отменяющих и отмененных аятах (ан-насих ва аль-мансух), законоведение (фикх), науку о хадисах (ильм аль-хадис) и их терминологии (мусталах аль-хадис). Наконец, он должен прекрасно владеть тем языком, на который он переводит священное писание, иметь богатый опыт перевода теологической, научной и даже художественной литературы. Кроме того, на мой взгляд, для грамотного перевода Корана необходим опыт общения с мусульманскими богословами, без которого ни один специалист не сможет ощутить дух Священного Корана.

- Перевод И. Ю. Крачковского (несмотря на свою незавершенность) в научных кругах стал общепризнанным и наиболее цитируемым. А должны ли мусульмане в целях единства и унификации выбрать для себя один единственный, «канонический» перевод?

- По моему твердому убеждению, канонического перевода Корана быть не может, как и не может быть канонического тафсира. Каждый автор по мере возможностей раскрывает в своем переводе только те значения откровений, которые ему удалось постичь в процессе изучения коранических текстов и комментариев богословов. Поэтому я рассматриваю свой труд только как один из этапов развития российского исламоведения. Полагаю, что в будущем – может быть, совсем скоро, – появятся новые, более совершенные переводы Корана, выполненные русскоязычными мусульманами.
Но я надеюсь, что в ходе работы они будут обращаться и к моему переводу.

- Классическое мусульманское богословие различает в Коране, являющемся речью и атрибутом Аллаха, лафз («слово») и маана («смысл»). Если в отношении словесного оформления Корана высказывались разные мнения, то относительно «смысла» все ортодоксальные мусульмане сошлись на том, что он «не сотворен», т.е. имеет божественную природу. В свете этого, что для Вас означает смысловой перевод Корана?

- Я разделяю мнение приверженцев Сунны, которые считают Коран несотворенной речью Аллаха. Он произнес его так, как это подобало Его величию, и речь Его не является сотворенной. Поэтому коранические откровения на арабском языке представляют собой Слово Аллаха. Аллах ниспослал его Пророку Мухаммаду, мир ему и благословение Аллаха, и разъяснил его значения. Пророк же, мир ему и благословение Аллаха, обучил нас этому писанию и его смыслу.
Всевышний по этому поводу сказал:
«А тебе Мы ниспослали напоминание для того, чтобы ты разъяснил людям то, что им ниспослано,
и для того, чтобы они призадумались» (ан-Нахль, 44). Следовательно, разъясняя смысл Корана, мы продолжаем дело благородного Посланника, мир ему и благословение Аллаха, и помогаем людям задумываться над Божьими знамениями.

- Мнение о том, что Коран можно постичь в полной мере только на арабском языке, делает де-факто этот язык условием веры, а неарабов – ущербными мусульманами.
Перевод Корана – это подтверждение этой мысли или же ее опровержение?

Знание арабского языка – это большое преимущество для мусульманина. Без этого любые познания в области исламской религии являются поверхностными. Более того, человек, не знающий арабского языка, не имеет право самостоятельно выносить религиозные суждения, рассуждать о смысле Священного Корана и т.п. С этой точки зрения, арабы оказываются в более предпочтительном положении, чем остальные мусульмане. Но если они овладевают этим языком и изучают каноны религии, то получают вознаграждение, которое, несомненно, превосходит вознаграждение арабов, которые достигают таких же высот. Кроме того, как показывает история, большинство мусульманских ученых не были арабами. Тем не менее, они владели арабским языком не хуже, а многие – даже лучше, чем исконные арабы.
Поэтому, на мой взгляд, просто незнание арабского языка еще не делает верующего ущербным.

- Некоторое время имам Абу Ханифа допускал во время намаза вместо оригинала читать перевод Корана, чем по сути поставил между ними знак равенства. В условиях роста национального самосознания мусульманских народов, как Вы относитесь подобной перспективе в более широком масштабе?

- Уже во II веке по хиджре мусульмане пришли к согласию по поводу недопустимости чтения перевода Корана в намазе. И даже если человек не может выучить суру "аль-Фатиха" и другие молитвы на арабском языке, он должен повторять вместо них слова "Аллаху Акбар! Аль-хамду лиллях! Субханаллах!" и т.д., о чем говорится в достоверном хадисе. И это значит, что шариат категорически отклоняет чтение в намазе перевода Корана. Это Писание ниспослано на ясном арабском языке, и попытки заместить Слово Божье словами человеческими мне представляются абсолютно бесперспективными. Хорошо известно, что подобные попытки были предприняты в Турции во времена правления Ататюрка, однако они закончились полным фиаско, несмотря на то, что республиканцы оказывали огромное давление на верующих.

- Что лучше: бездумно читать Коран лишь в оригинале или осознанно – лишь в переводе?

- Чтение Корана на арабском языке считается поклонением, если даже человек не знает арабского языка. В Коране неоднократно отмечается, что он исцеляет сердца и души. Гармония коранического слога приводит в порядок внутренний мир человека, приносит ему успокоение и вселяет в его душу уверенность. Исследования показали, что чтение Корана положительно воздействует на психическое состояние человека, даже если он не понимает того, что ему читают. Современная наука, несмотря на все ее достижения, еще не способна установить механизм такого воздействия. Тем не менее, его нельзя отрицать. Кроме того, за каждую прочитанную букву Корана верующий получает вознаграждение в десятикратном размере. Безусловно, его награда будет намного больше, если он будет читать Коран осмысленно. Для этого достаточно перед началом чтения или после него ознакомиться со значением прочитанных аятов, воспользовавшись имеющимися переводами. В то же время изучение переводов тоже приносит верующим большую
пользу, поскольку оно засчитывается как приобретение полезных знаний, но не более того.

- Вы сторонник «арабизации» русского языка или «русификации» исламских понятий? Почему?

- Думаю, что со временем «арабизация» мусульманской литературы на русском языке неизбежна, ведь фундаментальные труды мусульманских теологов невозможно перевести, не используя арабскую терминологию. Тем не менее, на настоящем этапе я стараюсь по возможности передавать смысл исламских терминов на русском языке, поскольку большинство читателей плохо воспринимают научную литературу, переполненную иностранными терминами.

- Востоковед и политик Е. Примаков высказал мысль, что отказ переводить Аллах словом Бог создает иллюзию, будто у мусульман свой отдельный Бог, что только способствует их изоляции. Вы согласны с этим?

- Как и многие другие переводчики, я считаю, что имя Аллах нельзя переводить словом Бог, потому что между этими словами существует большая разница. Аллах – это имя собственное. Другими словами, так зовут Творца Вселенной. Смысл этого имени означает, что Аллах – Единственный, Кто заслуживает обожествления и поклонения. Богом же могут назвать не только Аллаха, но и любое другое «божество», которому поклоняются люди. Боги бывают языческими, ложными, Аллах же – Единственный, Истинный Бог. Слово Бог можно использовать, говоря об Аллахе, в религиозной литературе, но при переводе Корана такой подход, по-моему, был бы неверным. Претензии по этому поводу я считаю совершенно излишними, тем более что иудеи называют Всевышнего Создателя Яхве или Элохим, и никому до сих пор не приходило в голову упрекнуть их в том, что они обособляют своего Бога.

- Для чего необходимо переводить "отмененные" аяты?

- Отмененные аяты – неотъемлемая часть Священного Корана. Анализируя то, как эволюционировал и облегчался мусульманский шариат, верующий познает милость Аллаха к человечеству и проникается еще большей любовью к Нему. Он понимает, что Всевышний всегда проявляет заботу о Своих рабах и не вменяет им в обязанность то, что они не в состоянии выполнить. Он убеждается в мудрости и всемогуществе своего Господа, ведь Он вправе издавать любые законы, но все его законы и заповеди преисполнены мудрости и соответствуют уровню того общества, которому они были ниспосланы. Наконец, размышляя над "отмененными" аятами, он понимает, что законы шариата совершенны и приемлемы для любого общества и в любую эпоху.

- Углубленно занимаясь Кораном, что Вас больше всего поразило в нашей Священной книге? Сделали ли Вы для себя какие-нибудь открытия?

- Должен признаться, что абсолютно каждый переведенный аят становился для меня в той или иной степени открытием. Приумножая знания, верующий чаще проходят три стадии становления. Поначалу ему кажется, что он уже знает все и может самостоятельно разобраться во многих религиозных вопросах. Впоследствии он понимает, что его познания ограниченны, и стыдится говорить об исламе, не имея полной убежденности. Наконец, ему становится ясно, что он практически ничего не ведает об Аллахе и Его религии. Он осознает себя у берега огромного океана знаний, переплыть который ему удастся только благодаря помощи от Аллаха и терпению. Поэтому самым большим открытием для меня, очевидно, стало осознание безграничности мудрости и милосердия Господа миров.

- Как Вы считаете, с перевода Корана должен начинаться или заканчиваться научный путь мусульманского богослова?

- Полагаю, что богослов не должен ставить перед собой цель обязательно перевести Коран. Более того, если он возьмется за это, не будучи достаточно компетентным, то перевод Корана станет для него тяжким бременем. Но если по воле Всевышнего Аллаха ему все-таки придется перевести Коран, то это, бесспорно, не должно быть началом его научных исканий.

Интервью провёл
Рустам Батыр

Источник: www.wasat.ru